Карнавал XIX века

Карнавал XIX века

Карнавал XIX века
0
7 просмотров

Тадеуш Желенский — Мальчик вспоминает, что в 19 веке повальное увлечение танцами в городах зародилось во времени. Публичные балы проводились на протяжении нескольких недель карнавала между Крещением и Пепельной средой. Но с какой интенсивностью! Все танцевали почти каждый день и вдобавок до рассвета. И, как продолжает Т. Желенски-Бой, со лба струился пот, а от воротника вокруг шеи образовывалась мокрая струна; «При смене рубашки (потому что опытные танцоры брали с собой запасные рубашки) можно было выжать из нее ведро воды». Общество жило как в летаргии, и никому из работодателей не приходилось объяснять свое истощение. Страна кишела танцорами, которые «через час, едва успев немного помыться, уйдут в полусон, с тяжелой головой судят, лечат, оперируют, читают лекции, исследуют». Это были несколько недель нереальной жизни переворачивая все с ног на голову. Карнавал был виден везде: в газетах, в календарях, на улицах, в магазинах. Город был покрыт плакатами с приглашениями на балы. Кроме того, были огромные рекламные плакаты, информирующие о возможности купить кое-что, что связано с развлечениями: букеты бальных цветов, бальные платья, бальные корсеты и, конечно же, бальные маски. То же самое и с рекламой в прессе. А вот в одном из них мы читаем, что шляпная фабрика сдает их на карнавал по низким ценам. в «Курье Варшавского» от 3 января 1840 г. можно прочитать, что в парикмахерской Зайончковского в Большом театре можно найти домино и другие костюмы, парики, бороды и кудри, все это можно взять напрокат.

в магазинах. Город был покрыт плакатами с приглашениями на балы. Кроме того, были огромные рекламные плакаты, информирующие о возможности купить кое-что, что связано с развлечениями: букеты бальных цветов, бальные платья, бальные корсеты и, конечно же, бальные маски. То же самое и с рекламой в прессе. А вот в одном из них мы читаем, что шляпная фабрика сдает их на карнавал по низким ценам. в «Курье Варшавского» от 3 января 1840 г. можно прочитать, что в парикмахерской Зайончковского в Большом театре можно найти домино и другие костюмы, парики, бороды и кудри, все это можно взять напрокат.

в магазинах. Город был покрыт плакатами с приглашениями на балы. Кроме того, были огромные рекламные плакаты, информирующие о возможности купить кое-что, что связано с развлечениями: букеты бальных цветов, бальные платья, бальные корсеты и, конечно же, бальные маски. То же самое и с рекламой в прессе. А вот в одном из них мы читаем, что шляпная фабрика сдает их на карнавал по низким ценам. в «Курье Варшавского» от 3 января 1840 г. можно прочитать, что в парикмахерской Зайончковского в Большом театре можно найти домино и другие костюмы, парики, бороды и кудри, все это можно взять напрокат.

букеты бальных цветов, бальные платья, бальные корсеты и, конечно же, бальные маски. То же самое и с рекламой в прессе. А вот в одном из них мы читаем, что шляпная фабрика сдает их на карнавал по низким ценам. в «Курье Варшавского» от 3 января 1840 г. можно прочитать, что в парикмахерской Зайончковского в Большом театре можно найти домино и другие костюмы, парики, бороды и кудри, все это можно взять напрокат.

букеты бальных цветов, бальные платья, бальные корсеты и, конечно же, бальные маски. То же самое и с рекламой в прессе. А вот в одном из них мы читаем, что шляпная фабрика сдает их на карнавал по низким ценам. в «Курье Варшавского» от 3 января 1840 г. можно прочитать, что в парикмахерской Зайончковского в Большом театре можно найти домино и другие костюмы, парики, бороды и кудри, все это можно взять напрокат.

Ниже рекламное объявление из журнала Пт. Шипы от 29 января 1898 г., извещающие о возможности аренды фраков и брюк.

Ниже представлена ​​реклама того же журнала.

В газетах подробно описывалась мода в том или ином сезоне, появлялись сообщения о маскарадах, анекдоты о них, статьи. Все было отмечено клеймом карнавала. Страна превращалась в маленькую Венецию. Как вы понимаете, круглый год так работать было невозможно. Шумные, публичные игры приходилось ограничивать по времени. — В 1826 году было издано постановление австрийских властей, в котором были указаны дни, в которые «может иметь место музыка с танцами и другими играми». В первой статье постановления говорилось, что «балы-маскарады» и редуты могут проводиться только во время карнавала, а в остальное время года — в исключительных случаях и с разрешения верховной власти. Это положение распространялось только на общественные бревна, в частных домах их «закатывали» в течение всего года, кроме крупных церковных и государственных праздников. Когда в имении случалось, что к хозяевам приходили гости, после обеда из самой большой комнаты забирали столы, музыкантам велели настроить свои инструменты, и они танцевали. Никто не развлекался в ожидании карнавала. Генриета Блендовска вспоминает, что в таких случаях было очень весело, только «стулья, столы и бильярд выносили на улицу, чтобы освободить место для танцев».

Во время карнавала в крупные города съезжались семьи со всех концов области, из близлежащих поселков и поместий. Часто такие поездки копили в течение года, чтобы хватило денег на аренду квартиры в городе, конные экипажи, билеты в театр и балы. За полгода до карнавала женщины заказывали у портных бальные платья, покупали новые утюжки для волос, ажурные чулки и другие мелочи. Затем со всей пирамидой поклажи «сейма» перебрались из провинции в город. Все это для того, чтобы освежить в памяти великий мир и дать моей дочери возможность найти там мужа. Затраты на такие выходки были не низкими, но можно было надеяться, что если удастся поймать хорошую дичь, затраты быстро окупятся. Первые шаги в салонах для молодых гусей дались совсем непросто. Слушать комплименты из мужских уст дамы из провинции покраснели, как свекла, и свернулись калачиком в благодарности за доброту. После этого они посмотрели на матерей, которые были оракулами в вопросах салонного savoir-vivre. Раздаваемые во время карнавала по городам балы были настоящей «брачной ярмаркой» в худшем смысле этого слова. Как писала Элиза Ожешкова, вид подружек невесты иногда был жалким, когда они «устраивали брачные гонки в скользких салонах».

В прессе неоднократно шутили о супружеской природе карнавальных балов. Ниже представлен рисунок из сатирического журнала «Кольце» за 1898 год (№ 6).

Ниже представлен рисунок из той же буквы и цифры.

Тадеуш Бой-Желенски описал балы того времени с таким же неодобрением, как Э. Ожешкова «девушка в пыльном платье под бдительным оком матери ждала у стены, пока кто-то ее приглашал на танец», она часто стояла до утра со сдерживаемыми слезами на глазах, иначе она сбегала бы на весь выпускной под видом головной боли, чтобы горько плакать дома до утра «из-за безуспешности». Матери таких отчаявшихся дочерей сидели в ряд у стены и с ненавистью смотрели на королев бала, вокруг которых кто-то все еще танцевал. В таком отчаянии было легко стать жертвой местных гоблинов, живущих без денег. — В больших городах было много модников, то есть ленивых холостяков, которые беззаботно жили на деньги родителей; пока они были. Однако когда фортуна отвернулась от семьи, живущей не по средствам, и деньги в доме начали светиться пустыми, срочно искали решение. Тогда последней надеждой был богатый брак. Во время карнавала разорившиеся холостяки гонялись за статными горничными, как сороковые за зайцем. Искали восемнадцатилетних девушек и столько же деревень. Девы не чувствовали себя провинцией, когда у них были другие преимущества в виде большого приданого. «Я ценю ее меньше всего, пять тысяч рейхов. Не говоря уже о том, что он собирается получить, папа кипит ». Такие разговоры вели золотая молодежь, когда их единственные дети приехали в Краков на карнавал, — вспоминает Магдалена Самозванец. Приданое дев, поместья их отцов и их собственные шансы безжалостно подсчитывались в группе, которой доверяли. Однако для достижения цели брака нужно было немного вложить себя, то есть создать хотя бы видимость богатства, чтобы было чем соблазнить девочку и ее родителей изяществом. Так что сдавались квартиры и офисы получше, покупались вагоны, обещая выплатить приданое за будущую жену. Лучшую одежду, канделябры для комодов и картины на стенах позаимствовали у друзей. Обладая всеми этими атрибутами богатого холостяка, можно было начать брачный танец навстречу невесте на фоне своего чердака. Хотя не совсем, потому что вам все же нужно было подходящее платье. — Незаменимым элементом внешнего вида каждого мужчины был, конечно же, строгий наряд, который часто шили у портного в кредит. Как пишет Рох Сикорский: «Было много конкурентов за деньги, взятые в долг у евреев, которые делали их энергичными и живыми, чтобы изящно показывать себя невесте и родителям, а позже это было выплачено из приданого невесты. Понимаете, в этом бедном мире многие обманывают». И это был способ для женщин, которые мечтали о богатстве, лично платить за расточительство и роскошь своих мужей.

Приведенный выше текст — это отрывок из моих книг. «Общественная жизнь в XIX веке» и «Любовь, женщина и брак в XIX веке» (издательство «Беллона»).

Комментировать
0
7 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно

О проигрыше в борьбе с кринолином Название категории
0 комментариев

Знаменитая европейская академия медведей Название категории
0 комментариев

Просмотр старых ящиков для посещений Название категории
0 комментариев

март 1943 г. Название категории
0 комментариев