Профессиональный женский Краков: заговор — это еще не все

Профессиональный женский Краков: заговор — это еще не все

Профессиональный женский Краков: заговор — это еще не все
СОДЕРЖАНИЕ
0
10 просмотров

Считается, что война — это мужское дело, а женщинам нельзя хвататься за штыки и винтовки. Но на самом деле за линией фронта тоже идет борьба. Война проникает в каждый уголок жизни и переворачивает повседневную жизнь с ног на голову. Он замышляет здесь, он продает там папиросную бумагу, он следит за всем днем ​​Бога szmalcownika … но чтобы позаботиться об этом, вы должны есть, спать и есть что положить на позвоночнике. Как принять все это и не попасться нацистам? Лучше всего учиться у находчивых жителей оккупированного Кракова.

Когда город Крак был захвачен немцами, реальность его жителей изменилась до неузнаваемости. Столица Генерал-губернаторства, которая мало пострадала от боевых действий, казалась мирной по сравнению с остальной частью страны. Однако внешность обманчива. На каждом шагу надписи кричали Nur f ür Deutsche! , пугали огромные свастики, а толпы беженцев напоминали о царившей безнадежности. Что могли сделать женщины из Кракова, оказавшиеся в такой сложной ситуации? Оставаться самим собой.

Быть женщиной, быть женщиной…

Давно известно, что зажиточных и образованных людей сложно подчинить себе. Немецкие оккупационные власти прекрасно знали об этом и поэтому стремились обнищать население завоеванных территорий. Нацисты надеялись, что равнодушные, голодные и оборванные поляки капитулируют перед новыми реалиями. Однако они не предвидели, что чистая гордость и самоуважение, дополнительно поощряемые подпольными организациями, только заставят их жертв удвоить усилия, чтобы всегда выглядеть красиво и аккуратно.

Пелагея Опилка. Один из краковцев, упомянутых в статье (фото из каталога «Война — мужское дело?», Исторический музей города Кракова, 2011).

Немцы не смогли искоренить довоенную элегантность , которая была особенно заметна среди женщин независимо от национальности. Женщина, привыкшая всю жизнь к тому, что забота о достойном внешнем виде свидетельствует о человеке, знала, что неуместно показываться людям с грязным лицом и руками, взлохмаченными волосами и неопрятной одеждой. К тому же… красота не перестает быть преимуществом в глазах мужчин.

Краковские женщины, невзирая на реалии войны, постоянно заботились о себе, проявляя невероятную изобретательность. Преодолевая, помимо прочего, трудности приобретения обновки, они оставались привлекательными и элегантными. Порванная кофточка — не проблема! Ведь купол парашюта тоже белый. Достаточно небольшой работы, и стильная кофточка готова. Старая юбка? Немного изобретений, и у нас уже есть новенький наряд. Но случилось так, что покупать новую одежду и что-то менять было не на что. Тогда было большим позором, чем потертые рукава и натирания колен, ходить в грязной или помятой одежде.

Женщины обратили внимание не только на сам наряд, но и на кожу и волосы. Когда покупка элегантной косметики была близка к чуду, приходилось как-то с этим бороться. Чаще всего дамы производили их сами, реже покупали у кого-то. Неожиданно для себя нашли дорогу матери и бабушки. Вспомнили о богатой аптеке матушки-природы. Особую роль среди еврейских женщин, скрывавшихся на арийской стороне города, играла забота о своей внешности. Во-первых, это свидетельствовало о том, что они не сдавались и, несмотря на свою бедность и отчаяние, по-прежнему верили в себя. Во-вторых, это могло буквально спасти жизнь. Не раз приходилось полностью менять внешний вид скрывающейся женщины. Крашенная, с элегантно завитыми волосами, накрашенная и элегантно одетая, еврейка не вызывала подозрений на улице, как это сделал бы грязный и суровый беглец из гетто.

Мрачные оккупационные будни? Площадь Всех Святых в начале 1940-х годов …

Любовь и развлечения во времена ужасов?

Когда мир переворачивается, Родина исчезает с карты, а кто-то неправильно разнообразит нашу обычную повседневную жизнь, мы не можем просто сидеть в углу и молиться о возрождении страны. Есть тысяча или больше домашних дел, и заговор ждет новых рекрутов. Но это не все. Иногда приходится отбрасывать весь этот страх, желательно с друзьями. А может, кстати, улыбнется пухлый херувим с луком и стрелами в руке?

В период оккупации большой популярностью пользовались различные светские мероприятия. Чаще всего это были собрания, совмещенные с танцами, которые даже проходили в гетто. Люди ходили в кино (неправда, что это делали только предатели и фольксдойче!) И в заговорщические театры. Подпольная театральная труппа была создана в доме одного из главных героев выставки «Война — мужское дело?» Исторический музей Кракова, Пелагея Беднарская. Секретная фотостудия также действовала в этом помещении на улице Любич, 24, напротив полицейского участка и центрального железнодорожного вокзала.

Янина Ясицкая. Один из жителей Кракова, описанный в статье (фото из каталога «Война — мужское дело?», Исторический музей города Кракова, 2011).

Есть еще романтично-эмоциональная проблема. Несмотря на войну и террор, в городе было много молодежи. Знатные женщины никогда не забывали о будущем своих дочерей. Даже в этой ситуации они изо всех сил старались выдать их замуж. Интересно, что описания любовных завоеваний и ухаживаний сохранились во многих военных мемуарах. В любом случае, пусть цифры докажут, что любовь не отошла на второй план. Несмотря на все потрясения, охватившие Краков, количество браков по сравнению с периодом до начала войны не уменьшилось .

101 блюдо из ничего, или как не умереть с голоду

Война всегда доставляет много неудобств мирному населению, в том числе проблемы с продовольствием. Часто лишенные поддержки мужской руки, женщины брали на себя роль глав семей. Они должны были обеспечивать своих близких. Цены на основные продукты были сумасшедшими, и зачастую их все равно не могли достать. Так родились сотни блюд из картофеля (при необходимости даже кожуры!), Производство кофе без кофе или выпечка тортов без яиц, муки и сахара. Кофе готовили из желудей, например, обжаривали на плите . Чай был настолько редким, что процветала торговля … использованной кофейной гущей. Также использовались различные заменители даже с похожим вкусом, например, экстракт яблока, моркови и карамели.

Тадеуш Чекальский также упоминает несколько других ярких достижений военной кухни в «Польской таможне»: Бывшая бобовая легумина называлась бобовым пирогом, а после добавления в него миндального масла был получен «миндальный пирог». Угощением был пирог из черствого хлеба , который сушили, измельчали, а затем добавляли сахар и яйца. Из-за отсутствия орехов и сухофруктов орехи или миндаль были заменены овсяными хлопьями золотистого цвета. В 1940 году была даже опубликована специальная поваренная книга, в которой, например, объяснялось, как приготовить <крепкий > ухи … без рыбы .

Совместные газеты — как ни в чем не бывало — рекламировали косметику, продукты питания и даже предметы роскоши. Все, к чему у фольксдойче был доступ (отрывки из «Гонца Краковского», 5 января 1941 г.)

Трудности с подготовкой

Чтобы получить еду по карточкам, нужно было и везение, и деньги. Тот, кто потерпел неудачу, должен был искать в другом месте. Несколько раз в неделю многие женщины совершали опасные походы в сельскую местность в поисках товаров для торговли и еды. Так поступила и другая героиня вышеупомянутой выставки MHK, Янина Ясицкая. Ее тяжелым трудом было то, что она двинулась к Скале, примерно в 20 километрах от Кракова. Она тут же купила муку, крупу и сало. На обратном пути она несла рюкзак весом до нескольких десятков килограммов. К счастью, ей удалось получить фальшивые документы, подтверждающие работу в немецкой компании, занимающейся закупкой трав. Благодаря этому она могла относительно свободно перемещаться по городу и его окрестностям, и поездки за едой перестали быть такими опасными.

«Okupacyjny Krakow of Women» — еще одна статья, которую мы публикуем в рамках сотрудничества с Историческим музеем города Кракова. Создан, в том числе, на основе каталога «Война — мужское дело? Судьба женщин в оккупированном Кракове в двенадцати картинах », опубликованных этим учреждением в 2011 году по случаю выставки, которую до сих пор можно увидеть на Фабрике Шиндлера.

Получив новые документы, Ясичка начала подрабатывать, торгуя галантереей и самодельными хозяйственными сумками. Что ж, она не единственная. Краковцы зарабатывали себе на жизнь разными способами. Если кто-либо из них сохранял часть своей довоенной собственности, приобретал какой-то ценный предмет или делал что-то подходящее для торговли, он отправлялся в Тандету ( количество клиентов и торговцев там достигало 20 000! ) или в Клепарз, то есть два шумных рынка. Неважно, что в базарный день там иногда устраивали облавы. Больше нигде трудно найти доступные предметы. Здесь как нельзя лучше подходит оккупационная песня, известная, в частности, по фильму «Zakazane melodie»:

Сейчас война,
кто
торгует жив!
Когда я продаю отбивные, бекон, кровяную колбасу
это самогон, я тоже выпью.

Вместо окончания

Во время оккупации все дрались как могли. Хотя большинство из них не были заговорщиками, были и другие способы сопротивления, наиболее эффективный из которых — не терять надежду. Несмотря на войну и случившийся с ними террор, жители оккупированного Кракова оставались сильными женщинами. Они боролись с врагом, не сдавались и изо всех сил пытались создать для своей семьи и часто чужаков, взятых по доброте сердца, заменитель нормальности и чувства безопасности. Потому что вопреки тому, что сказал Черчилль, война — это не только мужское дело.

Комментировать
0
10 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно

О проигрыше в борьбе с кринолином Название категории
0 комментариев

Знаменитая европейская академия медведей Название категории
0 комментариев

Просмотр старых ящиков для посещений Название категории
0 комментариев

март 1943 г. Название категории
0 комментариев